Отсутствие информированного добровольного согласия пациента

Судебная практика: Неоформление добровольного согласия на медицинское вмешательства

Отсутствие информированного добровольного согласия пациента
Как показывает судебная практика, вопрос о неоформлении добровольного согласия на медицинское вмешательства становится критичным тогда, когда при лечении пациента возникают проблемы и осложнения и врачу или лечебному учреждению предъявляют претензии и иски. В ноябре 2013 года в Самарском областном суде было рассмотрено дело о привлечении врача к административной ответственности (постановление № 4а-847/2013) за нарушение порядка оформления согласия.

Суть спора

В феврале 2013 года дежурным врачом-отоларингологом был проведен осмотр пациентки, доставленной в медицинский университет бригадой скорой медицинской помощи. Поставив диагноз, впоследствии признанный неверным, врач рекомендовал госпитализацию в инфекционное отделение городской больницы, куда пациентку и перевезли. В марте 2013 года при проведении выездной внеплановой проверки унверсистета было выявлено, что врач нарушил требования по ведению первичной медицинской документации, используемой в стационарах (форма № 001/у «Журнал учета больных и отказа в госпитализации»). В журнале отсутствовала запись об осмотре гражданки. Кроме того, в нарушение требований ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», при осмотре больной дежурным врачом-отоларингологом не было оформлено «Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство». На основании этого дежурный врач-отоларинголог был привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ в размере 20 тысяч рублей.


Постановлением мирового судьи судебного участка № 40 Самарской области
в июне 2013 года врач был признан виновным в совершении административного правонарушения, с назначением наказания в виде штрафа в размере 20 тысяч рублей.

Решением Промышленного районного суда г. Самары в августе 2013 года постановление мирового судьи было оставлено без изменения.

Позиция Самарского областного суда

По мнению суда, дежурным врачом-отоларингологом в марте 2013 года были нарушены требования федерального законодательства при оказании медицинской помощи больной, а именно:

  • Без проведения обследования больной был поставлен ошибочный диагноз и дан необоснованный отказ в госпитализации в специализированное оториноларингологическое отделение клиники;
  • Не было оформлено «Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство»;
  • Запись об осмотре больной в журнале учета больных и отказов в госпитализации по форме № 001/у отсутствует.

Врач-отоларинголог обязан был завести медицинскую карточку на поступившую больную и принять ее к госпитализации в клинике, а не направлять в городскую больницу. Также осмотр больной был проведен врачом с нарушением ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», поскольку информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство должным образом оформлено не было. Доводы врача о том, что он не должен был оформлять информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, поскольку не выполнял медицинского вмешательства, а осуществлял медицинскую деятельность, признаны судом безосновательными. Судом установлено, что врачом в отношении больной был проведен оториноларингологический осмотр, поставлен диагноз, рекомендована госпитализация в инфекционное отделение, что в соответствии с Приказом Минздравсоцразвития России от 23.04.2012 года № 390н входит в перечень медицинских вмешательств. Самарский областной суд оставил без изменения постановление мирового судьи судебного участка № 40 Самарской области и решение Промышленного районного суда г. Самары, а надзорную жалобу без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=746231 “,”author”:”Автор: Наташа Храмцовская”,”date_published”:”2020-10-20T00:05:00.000Z”,”lead_image_url”:null,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”http://rusrim.blogspot.com/2014/08/blog-post_30.html”,”domain”:”rusrim.blogspot.com”,”excerpt”:”Как показывает судебная практика, вопрос о неоформлении добровольного согласия на медицинское вмешательства становится критичным тогда, ко…”,”word_count”:464,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: http://rusrim.blogspot.com/2014/08/blog-post_30.html

Отсутствие в информированном добровольном согласии застрахованного лица сведений о виде медицинского вмешательства приравнивается к отсутствию такого согласия

Отсутствие информированного добровольного согласия пациента

Новости и аналитика Новости Отсутствие в информированном добровольном согласии застрахованного лица сведений о виде медицинского вмешательства приравнивается к отсутствию такого согласия

Если в ИДС не указаны характер и объем обследования, лечения, манипуляций, операций и т. д., то такой документ не может быть расценен, как дача информированного добровольного согласия гражданина на медицинское вмешательство и свидетельствует об отсутствии такого согласия (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 5 августа 2019 г. № 303-ЭС19-11529).

На это указали суды, рассматривая спор между больницей и ТФОМС.

Ранее СМО провела медико-экономическую экспертизу страховых случаев и обнаружила 24 нарушения, допущенных больницей при предоставлении застрахованным лицам медпомощи: 19 случаев дефектов оформления первичной меддокументации и 5 случаев отсутствия в первичной меддокументации информированного добровольного согласия застрахованного лица на медвмешательство. Больница недополучила почти 300 тыс. “страховых” денег и пожаловалась в ТФОМС. Фонд провел реэкспертизу, которая обнаружила те же самые нарушения:

  • ненадлежащее оформление ИДС, а именно – отсутствует указание медицинских манипуляций (вмешательств), на которые дает согласие пациент;
  • наличие признаков искажения сведений, представленных в меддокументации, а именно –уровень ЛПНП, который является расчетным показателем по формуле Фридвальда, необоснованно занижен, в 1 случае – резко завышен. Сверх того, выявлены исправления дат выписки пациентов, количество проведенных койко-дней, в медкарте одного пациента на ксерокопированном титульном листе имеются исправления синей шариковой ручкой.

В итоге больнице пришлось обжаловать уже акт реэкспертизы, указывая на следующее:

  • неуказание в информированном добровольном согласии застрахованного лица сведений о виде медицинского вмешательства не может приравниваться к отсутствию такого согласия,
  • а неверное определение лаборантом расчетного показателя – уровня ЛПНП, не подлежит квалификации как искажения сведений, представленных в медицинской документации. Тем более что все результаты биохимического анализа определены врачом-лаборантом корректно, но при подсчете на калькуляторе показателя ЛПНП произошла техническая ошибка из-за неисправности калькулятора, при этом искажение лабораторных показателей (в частности, расчетного показателя ЛПНП) не повлияло на течение и исход в состоянии пациента во время лечения.

Однако эти доводы не произвели впечатления на суд, который отметил:

  • необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или на медицинское вмешательство. Согласие дается на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медпомощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медвмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медпомощи;
  • формы ИДС на медицинское вмешательство утверждается Минздравом России. Правда, пока что такие формы утверждены только в отношении отдельных видов медвмешательства при получении первичной медико-санитарной помощи, а единая форма ИДС при оказании иных видов медпомощи в настоящее время не утверждена;
  • однако в спорных, – фактически подписанных пациентами документах, – отсутствует указание на характер и объем медицинских манипуляций (вмешательств). Между тем, пациенты получали специализированную медпомощь в условиях стационара в форме плановой хирургической операции;
  • значит, отсутствие таких сведений не может быть расценено как получение информированного добровольного согласия гражданина на медицинское вмешательство на основании предоставленной медработником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи;
  • что касается уровней ЛПНП, то поскольку данный результат лабораторной диагностики имеет ключевое значение для своевременного и правильного определения тактики лечения (назначение и коррекция дозировки статинов при лечении сердечной недостаточности) и выбора условий оказания медицинской помощи (амбулаторно-поликлинической, дневной или круглосуточного стационара), суды верно посчитали, что существенное занижение или завышение расчетного показателя ЛПНП (по формуле Фридвальда) следует расценивать в качестве искажения сведений, представленных в медицинской документации.

ВС РФ отказался передавать дело на пересмотр в СКЭС ВС РФ, отметив, что спорные дефекты оформления первичной медицинской документации подтверждены результатами проведенной фондом реэкспертизы, а их квалификация – верна.

Документы по теме:

Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ “Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации”

Источник: https://www.garant.ru/news/1290505/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.