Отказ от лечения ребенка

Как отказаться от госпитализации. Может ли беременная отказаться от госпитализации в больнице или в роддоме

Отказ от лечения ребенка

Любой гражданин имеет право отказаться от госпитализации.

Исключением являются лишь отдельно взятые случаи:

  • Невозможность пациента выразить свое мнение самостоятельно в случае необходимости срочного проведения медицинских манипуляций;
  • Совершение гражданином противоправных действий в отношении сторонних лиц;
  • Признание пациента недееспособным или психически больным, невозможность трезвой оценки состояния собственного здоровья;
  • Принудительное проведение судебно-медицинского расследования;
  • Необходимость лечения в инфекционном отделении вследствие определения заболевания с высоким риском распространения и заражения здоровых людей

Отказ от госпитализации пациента происходит в письменной форме. Больному предлагают лечение в медицинских учреждениях, проведение хирургического вмешательства и прочих лечебных манипуляций в стенах стационара. Если он считает, что не нуждается в подобных действиях, имеет право написать отказ.

Заставить гражданина пройти лечение принудительно невозможно. Это является нарушением гражданских прав.

Исключением из правил – вышеописанные случаи, т.е. невозможность физического лица решать свою судьбу самостоятельно или нарушение им действующего законодательства.

Право пациента на отказ от госпитализации прописано в Федеральном законе № 323. Необходимость соблюдения волеизъявления больного указана в статье 20. При этом, медики обязаны предоставить гражданину достоверные данные о состоянии его здоровья, объяснить последствия отказа.

Отказ от госпитализации можно написать при:

  • Оказании скорой помощи;
  • Направлении на лечение в стационар;
  • Пребывании в гинекологии или роддоме и пр.

Отказаться от госпитализации можно в любой момент: после вызова скорой помощи, пребывая на лечении в стационаре или направлении в любое отделение медицинского учреждения. От госпитализации может отказаться любой гражданин, вне зависимости от диагноза.

Исключением из правил не являются онкобольные, граждане с туберкулезом, вич-инфекциями, пневмонией и прочими заболеваниями. Принудить их пройти лечение можно только после вынесения судом решения о недееспособности.

Сотрудники медицинских организаций не имеют право скрывать от клиента диагноз. Они должны поспособствовать трезвой оценке ситуации. Если лечение возможно провести на дому, потребуется отдельное обращение к узким специалистам для назначения действенных лекарственных препаратов.

Что такое врачебная ошибка:

как доказать и куда обращаться

Отказ от госпитализации ребенка

Официальные представители ребенка (родители, опекуны, усыновители) имеют право отказа от госпитализации. В этом случае особое внимание уделяется назначению лечения на дому и проведении разъяснительной беседы о возможных последствиях.

Если медицинское лечение или хирургическое вмешательство жизненно важно для ребенка, при этом официальные представители написали отказ, лечебное учреждение имеет право обратиться в суд.

В этом случае к делу подключается опекунский совет. Если судья посчитает нужным проведение медицинских манипуляций, разрешение будет выдано, а отказ официальных представителей аннулирован.

Зачастую отказы от госпитализации несовершеннолетнего связаны с возможностью проведения лечения на дому. Однако, бывают и неоднозначные ситуации, требующие вмешательства органов опеки.

К примеру:

  • Родители отказываются от лечения ребенка по религиозным соображениям;
  • Официальным представителям несовершеннолетнего выгодна его смерть, ухудшение здоровья или получение инвалидности

Если в процессе судебного разбирательства выявится факт мошенничества и злого умысла по отношению к несовершеннолетнему, официальным представителям придется отвечать по закону. Как правило, подобные дела заканчиваются лишением свободы и прав на воспитание ребенка.

Отказ от госпитализации при беременности и в роддоме

При беременности женщина может столкнуться с необходимостью госпитализации в гинекологическое отделение в связи с угрозой жизни плода или получить заранее направление в роддом. Какой бы не была причина, гражданка вправе написать письменный отказ.

Направление в роддом после 40 недели беременности, без наличия выраженной угрозы жизни плода, не всегда целесообразно. Многие гражданки отказываются, предпочитая ожидать начала родов дома. Это является законным правом. Отказать в приеме роженицы, на основании написанного ею отказа, в случае начала родовой деятельности, роддом не сможет.

Некоторые женщины пишут отказ от госпитализации в первые дни после родов. Таким образом, возможно сокращение сроков пребывания в медучреждении. Однако, стоит понимать, что подобные действия могут угрожать жизни ребенка и новоиспеченной матери.

Медработники не имеют право настаивать на принудительном пребывании роженицы в роддоме. Она вправе написать отказ.

Однако, при наличии подозрений в неадекватном поведении новоиспеченной матери, возможно обращение за помощью к сотрудникам органов опеки. Они проверят жилищные условия, психологическое состояние роженицы, исключив причинение намеренного вреда новорожденному.

Оказание бесплатной медицинской помощи:

кто имеет право

Образец отказа 2018 года

Рассмотрим пример написания отказа от госпитализации, написанный матерью несовершеннолетнего ребенка.

Краснодарская центральная городская больница №1

Отказ от госпитализации

Я, Малиновская Вера Павловна, законный представитель Малиновской Марины Геннадьевны, отказываюсь от проведения госпитализации. С поставленным диагнозом и назначенным лечением была ознакомлена.

Я, Малиновская Вера Павловна, не буду предъявлять никакие претензии к медицинскому учреждению в случае возникновения негативных последствий отказа от госпитализации.

Источник: https://GolovaNeBoli.ru/beremennost/otkaz-ot-gospitalizatsii-kak-oformit-2019-otvetstvennost.html

Как врачам бороться с родителями, убивающими своих детей

Отказ от лечения ребенка

Завкафедрой гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского госуниверситета Татьяна Краснова и член Коллегии адвокатов Москвы «Барщевский и партнёры» Шамиль Шихшаидов рассказали medrussia.org о том, как можно повлиять на родителей, отказывающихся лечить своего ребёнка и можно ли прописать в законодательстве статью о самолечении.

Отказ матери от лечения ребёнка – право или безответственность?

Принятие решения о лечении ребенка является правом матери. Согласно ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон) необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя.

«Родители являются законными представителями своих несовершеннолетних детей. По Закону один из родителей дает согласие на медицинское вмешательство (или отказ от медицинского вмешательства) в отношении ребенка, не достигшего 15 лет. Это правило касается оказания любых видов медицинской помощи», – отметила Татьяна Краснова.

Исключения предусмотрены в отношении ребенка, больного наркоманией (тогда согласие родителя требуется до достижения ребенком 16 лет). Также исключением являются случаи необходимости наркологической помощи или медицинского освидетельствования в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения – здесь согласие родителя имеет значение до достижения ребенком 18 лет.

«Тем самым родители фактически распоряжаются жизнью и здоровьем своего ребенка. С одной стороны, такое положение вещей представляется справедливым, если речь идет о родителях, действующих в интересах ребенка и принимающих на себя ответственность за выбор лучшего способа заботы о здоровье ребенка.

С другой стороны, это может привести к трагедии, если родители не заботятся о своем ребенке или не способны адекватно оценить обстоятельства, требующие решения вопроса о необходимости медицинского вмешательства», – добавила эксперт.

В свою очередь адвокат Шамиль Шихшаидов добавил, что создание препятствий со стороны родителей к получению ребенком соответствующей медицинской помощи является грубым нарушением конституционных прав и свобод ребёнка, а такое поведение родителей свидетельствует о ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей.

«Действующее российское законодательство за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей устанавливает следующие виды юридической ответственности:

– Административную (ст. 5.35 КоАП  РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»);

– Гражданско-правовую (ст.1073 – 1075 ГК РФ);

– Семейно – правовую (ст. 69,73 («Лишение родительских прав», «Ограничение родительских прав») Семейного кодекса РФ);

-Уголовную (статья 156 УК РФ Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»)», – рассказал эксперт.

Лечить ребёнка по решению суда

Шамиль Шихшаидов добавил, что по действующему законодательству, решение о госпитализации ребёнка остаётся за родителями, даже если он находится при смерти.

«Если говорить конкретно о вич-инфекции, то на мой взгляд необходимо на законодательном уровне предусмотреть, что при наличии заключения врачебной комиссии о необходимости оказания ребёнку медицинской помощи в связи с вич-заболеванием, рекомендации врачей являются обязательными для родителей. В таком случае родители обязаны исполнить обязательные рекомендации врачей и не препятствовать госпитализации ребёнка, проведению ему медицинских и лечебных мероприятий.

Родители должны осознавать всю меру ответственности за свои действия, когда они пишут отказ. Если станет хуже или возникнут осложнения, это будет полностью их вина.

Родители должны осознавать, что ВИЧ-инфе́кция — медленно прогрессирующее заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека и в случае отсутствия надлежащего лечения в медицинском стационаре этой болезни.

Это может привести к летальному исходу», – отметил адвокат.

Татьяна Краснова добавила, что в Законе об основах охраны здоровья граждан сказано, что в том случае, если медицинская помощь нужна для спасения жизни ребенка, а согласие родителя на медицинское вмешательство отсутствует, медицинская организация может обратиться в суд.

«Очевидно, что обращение в суд требует определенного периода времени.

Поэтому если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека, то оно допускается консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, – непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации) и родителя (иного законного представителя) ребенка.

В ситуациях, не связанных со спасением жизни ребенка, и при отсутствии экстренных показаний к медицинскому вмешательству, следует определить, не является ли отсутствие лечения ребенка уклонением родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей.

Для этого можно обратиться в орган опеки и попечительства, компетентный в вопросах соблюдения интересов детей. Если будет установлено, что родитель не заботится о здоровье своего ребенка, это может лечь в основу требования о лишении его родительских прав (ст.

69 Семейного кодекса РФ) или ограничении в родительских правах (ст. 73 Семейного кодекса РФ).

Кроме того, за неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего предусмотрена уголовная ответственность (ст. 156 Уголовного кодекса РФ)», – рассказала Татьяна Краснова.

Статья за самолечение, какой она должна быть?

Эксперт добавила, что необходимость принятия такой нормы представляется спорной, так как само понятие «самолечение» не вполне ясно и требует определения или критериев квалификации поведения в качестве самолечения.

«Рассматривая самолечение, как поведение родителей, приносящее вред здоровью ребенка, оно может явиться основанием для лишения родительских прав или ограничения в родительских правах, наряду с другими аналогичными по своим последствиям формами поведения родителей, уклоняющихся от исполнения родительских обязанностей или злоупотребляющих родительскими правами. При наличии в действиях родителей признаков преступлений возникнут основания для уголовной ответственности. В этом смысле нет необходимости в придании самолечению самостоятельного значения», – заключила Татьяна Краснова.

Как сообщалось ранее, в Иркутске скончалась 35-летняя женщина, инфицированная ВИЧ. Она поступила в реанимацию в тяжёлом состоянии, однако ее муж (тоже ВИЧ-инфицированный) запрещал врачам давать ей препараты антиретровирусной терапии. Подробнее читайте: «За ВИЧ-диссидентство нужно ввести уголовную ответственность».

Источник: https://medrussia.org/15354-borotsya-s-roditelyami/

Ювенальная медицина: принят новый закон. Больных детей будут лечить насильно

Отказ от лечения ребенка

Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России. 

В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».

Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. 

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование. Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители “детозащиты”.

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает: 

“У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала “Скорую”. Когда “Скорая” приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:”Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем”. Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Неужели теперь нельзя вызывать “Скорую”?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать “угрозой жизни”? 

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить? 

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания? 

Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу? 

Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?  

Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками? 

Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки – добровольное дело родителей.

Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:

Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера

Детей отобрали за чесотку

Ребенка отобрали за то, что он толстый

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать “опасностью для жизни”. 

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша “травками” до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме. 

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни. 

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут”, – так объясняет суть закона на сайте “Милосердие” иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке – в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку. 

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно – в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра “втёмную”:  родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать “нуждающим в помощи государства” из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все – на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: “Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я – плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?”

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. 

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ “Научный центр здоровья детей” Минздрава РФ. 

Ее доклад назывался “Права ребёнка и исполнение родителями своих обязанностей: проблемы и пути решения”.“Мы, конечно, не можем вмешиваться в семью”, – говорит Лазаренко. – “Но только до тех пор, пока не нарушены права ребенка.” Лазаренко изначально ставит под сомнение общую компетентность родителей выполнять свои родительские обязанности в полной мере в соответствии с потребностями ребенка, не нанося вреда его физическому и психическому развитию. То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, – все такие ситуации Лазаренко относит к области возможного нарушения прав ребенка. Для упрощения взаимодействия медиков и опеки Лазаренко предлагает увеличить полномочия медиков, воспитателей и учителей – доносительствовать на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами. “Нужно было бы увеличить полномочия специалистов профильных организаций, я имею в виду учреждения здравоохранения, образования и упростить механизм их обращения в компетентные органы для того, чтобы как можно быстрее отреагировать на происходящее в семье неблагополучие.” Несмотря на то, что Лазаренко упоминает, что критических случаев единицы, она предлагает создать отдельный ресурс, портал, чтобы каждый гражданин имел возможность доносить на родителей в опеку через Интернет. Принятие закона подтверждает то, что все остальные предложения Лазаренко вполне осуществимы в самом ближайшем будущем. Полностью текст доклада Лазаренко о нарушении родителями прав ребенка при его заболевании и о невыполнении ими родительских обязанностей можно прочитать по активной ссылке.

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~OKCCc

Источник: https://ivan4.ru/news/semeynye_tsennosti/bolnykh_detey_budut_lechit_nasilno/

Можно ли заставить родителей лечить больных детей? – Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Отказ от лечения ребенка

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача.

Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало.

Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.

Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины.

Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ.

Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме.

Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений.

«Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», – объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней.

Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», – предупредили они родителей Кристины.

При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда.

О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки.

Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, – рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова.

С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими.

Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».

«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», – высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения.

Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.

«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» – высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов.

Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу.

Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, – отметила Уполномоченный по правам ребенка. – Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

***

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей.

Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

*Имя и фамилия изменены.

Источник: http://www.spbdeti.org/id5166

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.